КурскПт, 30 июля 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Интервью Читать 3 мин.

Создала свой «Прованс» в локдаун

Создала свой «Прованс» в локдаун
#Интервью

Автора

Вдохновившись лавандовыми полями в Европе, Алена Лобынцева высадила свое поле под Курском. И произошло это во время всеобщего локдауна

Эта история – в копилку положительных, о том, как пандемия внесла свои коррективы в жизнь и добавила новых красок, в данном случае преимущественно фиолетовых тонов. Москвичка с курскими корнями Алена Лобынцева временно оставила работу в столице и вернулась на малую родину, в деревню Воробьевка, что в 40 км от Курска. И вот спустя год пустырь превратился в стройные стометровые ряды лаванды. Мы добрались до Воробьевки, чтобы увидеть курский «прованс» своими глазами. Вручив нам широкополую шляпу от палящего солнца, хозяйка встретила нас у трассы и проводила на сиреневое поле через грунтовую дорогу.

Фиолетовая усадьба

— Вон там зеленая крыша виднеется – это музей-усадьба Фета в двух километрах отсюда. Наш участок многие тоже называют усадьбой. Правда, подъездная аллея к нам пока из крапивы (улыбается). Нам очень не хватает нормальной дороги. Идти недалеко, но хочется, чтобы был комфортный подъезд.

— Масштаб впечатляет, особенно когда ты видел такое только на картинках. Сколько у тебя лаванды? И есть ли в России еще такие «провансы»

— Около 35-40 соток. Ряды по сто метров. На самом деле лаванда выращивается не только во Франции, её очень много в Болгарии, в Турции.

Меня, например, очень вдохновляют английские поля и английский стиль ведения садоводства, такой более свободный. Можно, конечно, сравнивать с Провансом, если вам так нравится – такая общая ассоциация. В России лаванда – это пока еще новое направление и промышленно ее выращивают, наверно, только в Крыму. Но вот такие небольшие поля уже стали появляться, в первую очередь, в Ставропольском крае, в Краснодарском.

— Почему лаванда, а не что-то другое? Как пришла такая идея?

— Семь лет назад я путешествовала по югу Франции, провела там две недели. Мы жили в маленьком семейном отеле в центре Прованса и почти каждый день выезжали в милые горные деревушки, именно тогда я влюбилась в эту атмосферу размеренности, спокойствия и какой-то невероятной красоты этой природы и, конечно, лаванды. И уже тогда у меня появилась идея, наверно, мечта пока, я даже не думала, что это реально – высадить свое лавандовое поле. Даже о поле тогда не думала, хотя бы один кустик вырастить (улыбается).

Я стала искать информацию о лаванде, и когда успешно перезимовал мой первый кустик, я решила на следующий год посадить уже 20, потом появилось еще 200, наконец, прошлой весной мы посадили, уже, можно сказать настоящее поле – более тысячи кустов. Курская область – регион сельскохозяйственный, где все достаточно неплохо растет. Климат у нас, хотя иногда с такими холодными зимами, как эта была, но все-таки, располагающий к тому, чтобы выращивать у себя на участке практически любые сельскохозяйственные культуры. У меня, в основном, английская лаванда, она хорошо переносит морозы.

—Лаванда разная бывает? Я вижу совершенно белые кустики в конце поля, их немного.

— Да, это белая лаванда, и она очень ароматная. Итак, есть разные виды лаванды, самые популярные, так называемая английская, узколистная лаванда, и лаванда французская или стэхадская. Второй вид лаванды у нас не зимует (порог зимостойкости -17), её можно выращивать как однолетник. У неё более плотный колосок и наверху окончание похожее на крылья бабочки. Я пробовала выращивать лавандины, гибриды узколистной и широколистной лаванды, у которых чуть похуже с зимостойкостью, зато высокие показатели в плане производства эфирного масла и гораздо больше куст. И, например, в Провансе, вот эти поля с большими-большими кустами, это в основаном лавандины, сорт Grosso, они тоже у меня есть, но немного – я пока наблюдаю. Может быть, те кустики, которые прошли адаптацию, уже акклиматизированы у нас, я буду размножать.

Но это тоже процесс не быстрый, думаю, он займет не один год, для того, чтобы это в какие-то масштабы развить. Что касается английской лаванды, которой я отдаю предпочтение, она, во-первых, привлекает своей зимостойкостью, может выдержать до -30 градусов, вполне комфортно себя чувствует под снегом. Во-вторых, есть множество сортов английской лаванды и один из моих любимых – это сорт Hidcote Blue, классический считается, яркого насыщенного цвета. Он обладает очень хорошими качествами внешними, то есть может использоваться во флористике, в сухоцветах, для саше, можно из него производить эфирное масло. Есть у меня другие сорта узколистной лаванды: Ellagance Purple, Elegance Snow, не в таких больших количествах, порядка нескольких сот кустов, я наблюдаю за ними, уже есть свои предпочтения, для чего использовать. Я заказывала очень много разных сортов и английскую, и крымскую, и голландские гибриды, но основная посадка у нас – английские сорта.

— У тебя очень удачное место – поле в окружении деревьев, вдали виднеется домик, а на фото даже небо кажется сиреневым. Причем, без фильтров.

— Насчет места, согласна. Мы не выбирали место под поле, у нас уже был этот участок. Когда-то в 90-е на этом участке мы сажали картошку, последние пару лет просто засевали травой. В общем, так получилось, мне, как человеку поэтическому (улыбается) хотелось совместить вот эту свою идею о лавандовом поле и, как раз воспользоваться этим уже существующим участком. Помимо лаванды, с 2011 года мы сажаем свою небольшую сосновую рощицу, и сейчас это уже высокие 4-х — 5-ти метровые деревца.

И это тоже, какая-то моя природа, наверно – делать, чтобы было красиво (улыбается). Меня спрашивают – почему лаванда? Для красоты. Те же сосны никакой утилитарной функции не имеют, но мне просто приятно смотреть из окна и видеть и летом, и в такой сырой осенний период, зелененькие деревья. Все это располагает к созданию чего-то атмосферного. Но мы пока на пути к этому, нужно еще много труда и финансов вложить, чтобы получилось так, как я это представляю у себя в голове.

— Раз уж ты упомянула финансы – как дорого и сложно выращивать лаванду? Любопытно, во сколько тебе обошелся твой проект? И хочешь ли ты монетизировать свою идею в будущем? Может, принять участие в какой-нибудь госпрограмме для молодых предпринимателей?

—Лаванду все называют фиолетовым золотом, но я не жду, что сейчас ко мне потекут доходы рекой, то есть я в первую очередь, правда, делала вот это для себя, для красоты. Конечно, я надеюсь на какие-то доходы в будущем, но и не жду быстрых денег, поэтому я даже не устраиваю в этом году платные фотосессии, хотя многие уже хотят к нам приехать.

Насчет финансовых затрат, стоимость одного взрослого сортового саженца в районе 300-400 рублей, рассады – около 70, посчитайте (улыбается). Но можно ведь самим вырастить лаванду из семян и из черенков, часть нашей лаванды получена именно таким способом.

Как провести локдаун с пользой

— Я заглядываю в твои инстаграм – ты там и газонокосилкой работаешь, и убираешь траву. Помогают ли твои друзья, семья или ты кого-то нанимаешь?

— Конечно, я бы с этим всем не справилась одна, можно сказать, что это семейный проект. На поле работаю все: мама, брат, жена брата, сестра, племянники. Я благодарна, что никто из моей семьи не покрутил пальцем у виска, все поддерживают.

Вместе с мамой нам пришлось вдвоем высадить где-то полторы тысячи кустов в прошлую весну во время локдауна. В первый год лаванду нужно было полоть, мы пять или шесть раз пололи. Пришлось вложить очень много сил и труда, и тогда еще непонятно было, что из этого что-то получится. Первый год молодым саженцам нужен все-таки полив, особенно в такую жару, как сейчас, обязательно нужна стрижка. Конечно, хочется увидеть в первый год цветение, но нужно держать себя в руках и безжалостно все срезать (улыбается). Обрезка взрослой лаванды тоже как минимум две стрижки, а может, даже и три. Так как мне важна эстетика, не хотелось застилать поле какой-нибудь агротканью чёрной или пленкой, я решила, что лучшим вариантом будет посадить газон, подсмотрела эту идею у украинских лавандистов. Газон тоже требует усилий, его нужно стричь один, а то и два раза в неделю, потому что трава вырастает и нельзя ее запускать.

—Черноземные почвы оказались подходящими?

— Я не раз слышала мнение, что лаванда не будет хорошо расти на черноземе, что она может начать жиреть, что называется, больше тратить на зелень, а не на цветение. Но все эти предупреждения от тех, кто заводил лаванду где-то в другой местности, оказались ложными. В черноземе лаванда чувствует себя прекрасно, прекрасно цветёт, ничуть не меньше, чем на каменистой почве. Место для лаванды обязательно должно быть солнечное. Потому что она не переносит тень.

Даже у меня сейчас несколько кустиков, которые на пару часов в световой день оказываются в тени – они чувствуют себя слабее, развиваются слабее, чем та лаванда, которая находится на полном солнце. Самое важное – лаванда должна расти на хорошо дренированной почве, нельзя ее сажать в каких-то заболоченных местах, там, где застой воды бывает, она может загнить от постоянной влаги.

— Можно сказать, что эта пандемия изменила твою жизнь, или это будут слишком громкие слова? Не так давно вышел французский фильм «как провести каникулы с пользой» и хотя он не о лаванде, но тоже о старинных местах, природе и бережном отношении к ней. Так и напрашивается тема интервью «как провести локдаун с пользой»

– Думаю, что можно, в принципе так сказать, потому что, действительно, все совпало. Я не планировала проводить локдаун у родителей, вообще никто не строил планы на локдаун (улыбается). У меня так получилось, что я приехала на два дня к родителям и буквально на следующий день получила сообщение по работе, что музей «Гараж», в котором я веду курс русского языка и культуры для мигрантов, временно закрывается. И я поняла, что уже не имеет смысла возвращаться в Москву в ближайшее время и решила остаться в родительском доме. И уже в апреле, когда стало понятно, что пандемия с нами надолго, я подумала – почему бы не воспользоваться моментом и заказала больше тысячи молодых саженцев. Удивительно с погодой тогда повезло: даже почти не пришлось лаванду поливать, так что, в каком-то смысле, небеса мне благоволили (смеется). А насчёт «изменила жизнь» – скорее, добавила смысла и красок, ну и забот, само собой.

Культурный код, Бог и Вангог

— Сейчас у фотографов довольно популярная тема заброшенных усадеб, люди фотографируют былую красоту, разрушенные здания. У вас в Воробьевкее тоже есть что посмотреть – с позитивного ракурса. Усадьба Фета. И твоё родовое гнездо ты тоже называешь усадьбой. И это в том числе сформировало твой взгляд и твой образ мышления.

— Интересный вопрос, мне кажется, что усадьба для нашей культуры, для нашего мировоззрения, это – вообще что-то такое фундаментальное. И не только в плане культурного кода, мы можем, конечно, обратиться к литературе 19 века, она вся построена на таком усадебном мире, но и, наверно в стремлении почти каждого русского человека завести свой огородик, сад. И иметь какое-то свое пространство.

И очень здорово, что интерес фотографов к каким-то старым, заброшенным усадьбам сейчас повышается и к тому, что есть такие, действительно, позитивные примеры реставрации усадеб, как это произошло в музее Афанасия Фета в нашей деревне.

— Какое желание больше – создать красоту для себя, своей семьи, своего круга или ты хочешь делиться этой красотой с людьми?

—В первую очередь – это создать красивое и комфортное пространство для своей семьи, но я не могу не делиться тем, что меня переполняет и именно поэтому я начала вести Инстаграм и писать про лаванду, делать какие-то красивые фото. А люди, даже, которые, может, никогда к нам не приедут, они просто говорят «спасибо», потому что им эстетически приятно наблюдать за моей страницей и видеть эту красоту.

А я бы хотела ее создавать в таком неспешном ритме. Для того, чтобы выращивать лаванду нужно терпение. Это, пожалуй, самое главное, потому что полноценно лавандовое поле можно увидеть только где-то на третий год. И, как я уже говорила, в первый год желательно её обрезать и просто терпеливо ждать, и верить в то, что получится вырастить красоту.

—Сиреневый. Фиолетовый. Это цвета мистиков, любителей загадок, интуитивных. Как у тебя с этим?

— Как человек с поэтическим мышлением, я, конечно, тоже мыслю символами, образами и старюсь доверять своей интуиции, быть в потоке. Но я не люблю углубляться в мистику, эзотерику, скорее, я верю в Бога и в психологию.

—Ван Гог любил изображать лаванду, как тебе его работы?

— Очень нравятся! Именно поле, которое вероятно, вдохновляло его на создание последних произведений, мне запомнилось больше всего – даже не поле, а внутренний садик на территории бывшей психиатрической лечебницы Saint Paul de Mausole. В те времена лечение в приюте не отличалось гуманностью, но к Ван Гогу было особое отношение, ему разрешали рисовать и прогуливаться в окрестностях. Сегодня там музей, неподалеку расположен корпус современной психиатрической больницы, пациенты которой могут посещать художественную студию и восстанавливать душевное равновесие рисованием.

— И ароматами лаванды — она определенно успокаивает. Твоя ароматная усадьба производит умиротворяющий эффект . Скажи, в детстве ты, как все творческие и амбициозные люди, мечтала уехать ? Как изменились твои взгляды на жизнь в провинции?

— Конечно, я хотела уехать. Каждый вечер, когда я смотрела на закаты над водой, я мечтала о том, что там, где-то далеко за горизонтом меня ждет большая, красивая жизнь. И даже потом, когда я заканчивала 10-11 класс в городе, Курск мне тоже казался маленьким, поэтому я решила продолжить образованием в Москве и поступила в Литературный институт на поэтический семинар Евгения Рейна (ученик Анны Ахматовой, был близким другом Иосифа Бродского). В юности я мечтала о жизни в большом городе и о больших проектах. И даже в нескольких таких удалось поучаствовать, всероссийских и международных. Я довольно много путешествовала по миру, посетила около 20 стран, наверное.Но сейчас этот юношеский максимализм немножко подугас. Мне уже не хочется спасти весь мир, хотя я продолжаю заниматься социальной деятельностью: работаю с беженцами, трудовыми мигрантами, помогаю им интегрироваться в нашу культуру. Но я понимаю, что не могу обнять все человечество (смеётся). А вот привести в порядок тот небольшой кусочек земли, который у нас есть, вполне по силам. Это я осознала, наверно, ближе к 30-ти годам. Плюс, у меня такое эстетическое восприятие мира, и когда я вижу какое-то несовершенство, вот эти руины бывшего колхоза, через которые вам пришлось добираться до нас, в своём воображении превращаю это в прекрасный сад. Если хотя бы часть из этих картинок воплотится в жизнь, уже будет неплохо.

— Следующим летом твои поля будут еще пышнее? Красивее?

—Я очень надеюсь на это. И если не будет никаких природных катаклизмов, лаванда хорошо перезимует, то в следующем году уже площадь цветущего поля увеличится вдвое, и кустики примерно в полтора – два раза увеличатся, станут выше и пышнее. Так что приезжайте в следующем году в гости!

—Грех не воспользоваться! Удачи с посадкой!

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.